?

Log in

No account? Create an account


В советское время был распространен такой журналистский говорок, который у нас дома назывался госзадушевность . Это были особые интонации на радио/ТВ, - открыли, допустим, новую школу, или там хлев - и голос у диктора такой тёплый-теплый, до рвоты. Но ладно голос, а вот газетные словечки, фразы, клише, пропитанные особой фальшью - были совершенно невыносимы. Чуткий , например. Какие-нибудь партийные хряки, гоголевские заматеревшие свинорыла, в своей чиновничьей функции были чуткими . Менты или пожарники обязательно дарили людям хорошее настроение . Если случался  худо-бедно творческий гражданин, художник или музыкант, то он дарил радость , а просто так,  для заработка, работать было неприлично. Надо было обязательно дарить. А вот педагог или писатель, а то и сам журналист (публицист) делился наболевшим . Мне в детстве всегда представлялось, что он харкал в лицо, или сплевывал туберкулезную мокроту в мисочку, а потом протягивал желающим, а не то охотно предоставлял содержимое гнойных пустул. Как в детской считалке:

          Шел солдат с бою,
          Нес бутылку гною.
          Кто слово пикнет,
          Тот ее и выпьет.

При этом пакостная эта фразеология - не советского происхождения, а идет из 19 века, из демократической публицистики, такой честной, порывистой, пафосной, но такой оглушительно, вопиюще безвкусной, антиэстетической, глухими публицистами для слепых читателей с лучшими намерениями коллективно наворачиваемой. Вся вот эта писаревщина, сапоги выше Пушкина , да собственно и сам суффикс -щин- , подхваченный бойким многопишущим, многоликим ильичом сотоварищи: сначала достоевщина, клюевщина, есенинщина, а там и золотая Колыма, и расстрелы, и круговорот кровавых костей в колесе - все оттуда, все нечистым, липким, мармеладно-каловым комком.

Но я-то жила в советское время и этот говорок (по-научному, дискурс) представлялся именно что советским: он расцвел и укрепился в советское время; тонкая материя распадается, а румяные черви только крепнут и плодятся. На короткое время (конец 80-х - начало 90-х) говорок отступил, потому что фальшь перестала быть востребованной. А нынче... погляди в окно.

Как оно всегда и было, южная пышность была куда производительнее северной скудости. Писали-то плохо многие, но я отдаю первый приз с бантом одному украинскому письменнику, напечатавшему в конце 80-х скорбное прощальное слово о своем товарище по перу... вроде бы товарища Евгеном звали. Этот Евген, сообщал нам письменник, был чудо как хорош в моральном, нержавеющем плане: он снимал врачующим бичом полуду с наших глаз .


Ну вот и написал ЕГЭ по математике. Был 62 вариант. Решил все кроме В11, С4, С5, а также допустил в В6 досадную ошибочку, как выяснилось. Я просто когда вышел, сразу по памяти записал…весь вариант, кроме С4 и С5, к которым я не прикасался. Вот такая у меня память! Да-да! И прорешал уже вчера часть этого со своим репетитором. Вот, одну ошибку в бэшке нашел. А цэшки правильно решены, надеюсь, оформление их устроит. Такие новости. Жду результатов.

Блин, по русскому меня задолбало — захожу на сайт, а результатов нет… Вообще, больше всего в этой жизни ненавижу ждать. Завтра экзамен по литературе — сижу вот учу. Конкретно — щас читаю «Войну и мир» в кратком изложении, почти дочитал. Надоело читать, вот решил черкнуть пару строк. Щас опять примусь за это полезззное зззанятие. Всем привет!


Цинизм - естественное проявление Глупости, которая, завидуя простоте Мудрости, пытается получить ту же силу не изменяя себя.


Для рождественского кекса нужны сухофрукты, орехи и пряности. Их в природе много, и они разные. Так что понятно, что разнообразие рождественских кексов бесконечно, и у каждого получится свой кекс, индивидуальный и неповторимый. Однако, какие бы сухофрукты мы ни выбрали, с самого начала надо решить, по какому из двух путей мы пойдем: по сухому или влажному.  Если по сухому, то подготовленные сухофрукты мы зальем 100 граммами рома, перемешаем, плотно закроем кастрюльку крышкой или пленкой и оставим на ночь. Можно положить вместо рома коньяк, но ром душистее, грубее и летучее. Коньяк – вещь деликатная, и я бы на этой стадии его не тратила; им можно воспользоваться позже. Держим бутылочку наготове.  Второй путь – напитать сухофрукты влагой, чтобы они потом не забирали ее из теста, и тем самым не пересушивали кекс.  Для этого надо:1)      Помыть сухофрукты. Те, что продаются на московских рынках – грязные, особенно изюм. Похоже, что его везли в мешках в трюмах самолетов, потому что иногда приоткроешь полиэтиленовый пакет, а из него как жахнет керосином! Финики, в общем, чистые, да их и не помоешь; курага – средняя. Ничего невозможно отмыть дочиста, но хотя бы механическую грязь минимизировать не помешает. А микробов зверски замучаем в тесной печурке. Те, кто побогаче и покупает еду в «Седьмом континенте», или же живет в Америке, может не мыть свои стерильные фрукты, расфасованные  чистыми персами в резиновых перчатках. 2)      Высушить сухофрукты. Не досуха, но лишняя вода ни к чему. Пусть полежат в дуршлаге.3)      Сбросить фрукты в большую кастрюлю, причем курагу нарезать ножницами на половинки, инжир тоже, из фиников вынуть косточки. Влить в сухофрукты сок (клубничный, вишневый, малиновый), или нектар (абрикосовый или вишневый), а можно развести водичкой сироп от айвового варенья, а можно использовать еще что-нибудь такое, что придет в голову, - и поварить 5 минут все это дело на сильном огне, все время перемешивая, чтобы сок впитался в фрукты. Весь не впитается! Прикрыть крышкой и оставить на 12 часов, а то и на 15, по прошествии этого времени сок должен впитаться. Ну или почти. Для продвинутых пользователей. Половину всех фруктов замочить в роме, другую половину – поварить в соке, как указано выше. Через 12 часов смешать обе порции.  Теперь, собственно, о пропорциях. Предлагаю взять:450 г желтого  изюма без косточек350 синего изюма без косточек200 г сушеных вишен200 г сушеной клюквы200 г фиников (это примерно 25 штук)300 г кураги (это примерно 35 штук среднего размера; лучше выбрать оранжево-желтую, т.е. бледную)200 г инжира (кто не любит, замените дополнительной клюквой, будет отлично)(можно взять еще) 200 г кизила сушеного- и всё это количество поварить в 1,5 (полутора) стаканах сока. Перемешивать нелегко, ложка гнется.Еще, если хотите усложнить себе жизнь, надо держать наготове:200 г засахаренных ананасов200-300 г апельсиновых цукатов,цедру лимона и/или апельсина, а то и грейпфрута,но добавлять их будем потом.  Для продвинутых пользователей. Сварите сок из замороженной клубники или малины; процедите. Можно не класть сахара; если же сок сладкий, то учтите это при приготовлении теста, см. далее. Теперь тесто. Растереть «до белизны» 400 г сливочного масла. Чтобы оно растиралось легко и быстро, температура его должна быть около 21 градуса Цельсия. Добавить, понемногу подсыпая, 1,5 - 2 стакана сахара. (Если вы варили фрукты в сладком соке, кладите меньше сахару). Взбить 10 яиц целиком и постепенно влить в масляно-сахарную смесь. Советы и соображения. Если масло слишком холодное, можно осторожно подогреть его в микроволновке в режиме «таяния», но только очень осторожно, по 30 секунд несколько раз подряд. Нехорошо, если оно поплывет и растает. А вот порядок внесения яиц и сахара, на мой вкус, можно изменить. То есть взбить яйца с сахаром, а потом уж этот гоголь-моголь постепенно вливать в масло. Я делала и так, и сяк, и разницы в конечном результате замечено не было. Пустые тревоги. В процессе  взбивания и перемешивания этих трех продуктов масло «отскочит», но это не должно вас беспокоить: как отскочило, так и прискочит после того, как вы добавите муку. Отмерьте 650 г муки. В отдельной мисочке смешайте:2 чайных ложки корицы1 ч.л. мускатного ореха1 ч.л. душистого перца½ - 1 ч.л. гвоздики½ ч.л. кардамона1 пакетик ванильного сахара (только натуральная ваниль! Никакого ванилина! Если у вас есть молотая ваниль, то положите 1 ч.л.)1 ч.л. соли (рецепт предлагал 2, я уменьшила количество, и можно еще уменьшить)1 пакетик разрыхлителя или ½ ч.л. погашенной соды. Теперь добавьте эту смесь в муку, еще раз перемешайте и сыпьте муку, просеивая ее, в масляную смесь. Можно пользоваться специальной кружкой-просеивателем, но можно и трясти через дуршлаг. Больше пачкотни будет, но не страшно; кружка ведь тоже неудобная вещь. На этой стадии становится тяжело. Если у вас пояснично-крестцовый радикулит или другие какие проблемы с позвоночником, будьте осторожны, не делайте резких движений, не порвите себе спинные мышцы. Очень хорошо перемешать тесто соответствующей насадкой блендера (например, той, в которой крутится как бы пропеллер в стаканчике, ее используют для разминания овощей). Тогда у вас не будет отдельных капель масла, тесто станет ровное и гладкое. Но, внимание! Не надо усердствовать и мучать смесь слишком долго, иначе мука начнет выделять клейковину. Советуют это делать минуты две.  Теперь нужно соединить фруктовую смесь с тестом. Начинайте добавлять фрукты в тесто, сделать это лучше в три приема. Перемешивается довольно легко, ведь фрукты сырые до хлюпания, и тесто разбавляется. А с другой стороны, ворочать 4,5 килограммов густого теста, да чтобы все было равномерно размешано – это просто какая-то греко-римская борьба.  Но вам же этого мало, вы же хотите, чтобы ваш кекс было не стыдно подать царице Савской, так что вы берете ножницы и стрижете в эту массу 200 граммов или 6 колец засахаренных ананасов, а еще цукаты и цедру (они у вас отложенные лежали в сторонке). А впереди еще орехи. Орехи – это страшно. Кастрюля и без того превратилась в бетономешалку, а орехи, особенно фундук, ровненько размешать в этой глинистой массе невозможно. Поэтому хороший совет: еще перед забрасыванием в массу ананасов разделить все фруктотесто на три части, разложить в три миски. И уже в каждую миску стричь по 2 кольца ананасов, по большой столовой ложке (или больше) цукатов и по 1 стакану орехов. Я использую сырой фундук. Теперь, когда  у вас есть три потенциальных кекса, можно заняться шалостями: в один намешать цедры, а в другой не намешивать; засунуть монетку или традиционный боб; добавить в один на пробу рюмку коньяку, а в другой ликер, а в третий фрукты из засахарившегося варенья. Тестом наполнить три формы. Я пеку в силиконовых формах и не знаю забот. Просто положить в формы тесто не до краев и все. Если же у вас традиционные формы, то надо выстлать дно и стенки промасленной пергаментной бумагой. Теперь разогреть духовку до 150 градусов Цельсия (300 по Фаренгейту для американцев), поставить на решетку в самый низ духовки ваши формы и печь до готовности. Готовность – это когда зубочистка или спичка, воткнутые в серединку, выйдут совершенно сухими. По рецепту, это займет три часа, но это среднее время для обычных плит. Если у вас духовка электрическая и вы включили режим «вентилятор», то достаточно полутора часов. Впрочем, смотрите сами. Опасность. Вы купили не ту муку. С виду она та, а на самом деле – нет. Она так же называется, выпущена тем же заводом, пшеничная, хлебопекарная, высший сорт, гост такой-то, все дела, но – не то. Вот со мной приключился такой ужас. Результат:  пекла два часа, а кекс не пропекался, когда же, по моим прикидкам, пропекся и остыл, на разрезе был бледным (а должен быть коричневым) и в серединке сыроватым. На правах антирекламы предупреждаю: эту подлянку нам подсовывает «Мельничный комбинат в Сокольниках», ул. Жебрунова, 6. И та мука, которая в зеленой пачке в горошек – плохая, и, по-моему, и не пшеничная вовсе. Брать надо ту, что в бело-красной упаковке. Когда кексы будут готовы, надо вынуть их из духовки, и пусть остывают. Полежат часик в формах – выньте их из форм, и пусть себе остывают дальше. Оставьте их на ночь неприкрытыми на салфетке на столе. На следующий день вы можете завернуть их в полиэтиленовую пленку, плотно, в несколько слоев. И пусть себе лежат, они не высохнут. С моими кексами за месяц-полтора ничего не случилось. Но можете, если хотите, еще и пропитать их коньяком. Для этого возьмите кулинарный шприц, а можно простой одноразовый, - оторвать от него иглу и оставить просто помпу. Разогреть (но не кипятить!) три рюмки коньяку в кастрюльке. Острой палочкой протыкать глубокие проколы в кексе и не спеша вливать в них разогретый коньяк. Рецепт говорит: «медленно, по капле», но это уж чересчур; просто не давите с силой, чтобы коньяк тут же не выплеснулся на стол, и хорошо будет. Со всех сторон, квадратно-гнездовым способом, вливайте в каждый кекс примерно по три рюмки. А уж потом – под полиэтилен. Но вот например вы боитесь кризиса, или по иной причине хотите напечь кексов и сохранить их в течение долгого-долгого времени. Для этого, - говорят, - надо помимо всех вышеперечисленных процедур обернуть каждый кекс в салфетку или марлю, смоченную ромом, и эту мумию зарыть в сахарную пудру, полностью. Это дело положить в жестяную коробку и спрятать. Тогда этот кекс пролежит 25 лет.


С Днём Земли.
Пусть зеленеют деревья.

Жмяк! - произнёс кто-то отчётливо за моей спиной. Испуганно развернувшись, я увидел огромное розовое пушистое существо. Словно нарисованное детским мультипликатором, оно комично переступало на ватных ногах, видимо, стесняясь, и чуть заметно шевелило ушками на мохнатой голове. Красные глаза-бусинки смотрели прямо на меня, его лицо ничего не выражало. Жмяк! - выплюнуло мохнатым ртом существо. Жмяк! Ты кто? - улыбаясь, спросил я. Жмяк! - ответило существо. Нет, ну понятно, естественно, жмяк, это не обсуждается. Но кто ты, дружище? Жмяк! - непонимающе наклонило голову. Так. Я - человек, - показываю на себя. - А ты - ...? - показываю на него. Минуту подумав, существо застенчиво представилось: Вуки. - и розовый цвет меха превратился в красный. Приятно познакомиться, Вуки! - протянул руку я. Розовое существо протянуло мохнатую лапу и коснулось кончиков моих пальцев. Мрррллууу... - мурлыкнул Вуки. И добавил: Жмяк!


Не могу не перепостить, так как думаю так же:
arkhangelsky.livejournal.com/72792.html.

Все коммунистам - кармический ад!


Мы все Дон Кихоты, а вокруг - ужасные, подлые мельницы. На своих боевых огнедышащих конях мы сражаемся локтями, коленками и твёрдыми краями сумок.
Если кто-то не Дон Кихот - он мучная пыль, которую четвертуют жернова.

И в то же время мы - мельницы друг для друга.


snopkov.livejournal.com/148264.html?style=mine
Вот тут показана эта книжечка.
Это большая и красивая книга с картинками. Т.е. альбом. Там мое предисловие. Не в том смысле "предисловие", что "вот перед вами альбом, листайте, ура", - а вполне себе эссе (т.е. текст, содержащий мысль) о природе плаката, о проявлении бессознательного в советском плакате, о неизбежном разрушении жанра и т.д.
Этот текст (предисловие) больше нигде, кроме как в этом альбоме, перепечатываться не будет, так как он тесно связан с конкретными плакатами, - они используются как иллюстрации к тексту.


В советском кинематографе говорили: «Курит, значит думает».

Так нам разрешили курить или думать? И где в настройках ЖЖ найти смайлик "смоки"?